Погружение в переживания. Про Кино.

Мы смотрели с Кошкой «Любовь и голуби». Я объяснял в чем закючается комичность ситуации, когда дядя Митя рассказывал знаменитую историю про «инфаркт Микарда, вот такой рубец!» Интерпретация юмора — то еще занятие! Это кино она смотрела с интересов. Смтрела на жизнь. Кое-что спрашивала.

Когда смотрели охуенный (abuhfkmyj dshf;fzcm) фильм-приглашение

http://youtu.be/75Ew4yHANF8 Пример Кино, который вызывает удивление уровню профессионализма, слаженной работе команды и желание поработать с профессионалами

внимание Кошки было приковано динамикой, а когда «Любовь и голуби» — интересом. По крайней мере, я так интерпретировал поведение моей соседки, пока мы смотрели оба фильма.

На полях, бухтах, заливах — общих сценах Кошка вглядывалась в монитор, в смешных сценах «Любовь и голуби» спрашивала значения услышаннх слов и смысла всего эпизода, на сценах

переживаний  и страданий

у соседки отключалось внимание. Кошку не трогали эмоции данного порядка. Они не то, что не проникали внутрь нее, а наоборот — отскакивали.

Телячьи нежности.

Мы завтракали с друзьями у открытого окна. В шагах ста от него паслась корова. Я выглянул за решетку и крикнул: "эй, корова, иди сюда!". Она оторвалась от своей травы, посмотрела на меня, подумала немного и медленно, даже с достоинством пошла к дому. И я ее долго гладил. Она подставляла мне то свой подбородок, то поворачивалась ушком, как собака!

Privacy

1. Красивая девушка лежит на диване и, пока смотрит телевизор, ковырыяет в носу.
2. В соседнем окне мальчик семи или десяти лет вышивает на пяльцах (мальчик — вышивает!).
3. В квартире чуть ниже молодая женщина тоже вышивает, тоже на пяльцах. Она сидит за столом на табурете или стуле — не видно, а рядом мягкое кресло — в нем потягивается сонная кошка.
4. Двумя этажами выше молодая пара возится с ребенком. Папа берет малыша на руки и подкидывает его легонько к потолку. Папа очень осторожен, движения плавные.
5. В окне слева переодевается девушка, она — пышка. Сняла одежду, голая застыла у зеркала и рассматривает себя.
6. В другом окне видна старая плитка и угол кухонного стола. На нем две больших сковороды. За столом сидит старуха и держит в руках листок бумаги — по размеру похож на рецепт какого-нибудь лекарства или инструкцию к чему-либо. Старуха надевает очки, берет сковороду, которая оказывается большим увеличительным стелом. Старуха вглядывается в листок, читает.
7. Тут же слева, рядом с окном старухи, другое окно, другой мир. Пластиковая рама приоткрыта, в проеме — полный и вальяжный мужчина. Он курит, неспеша поглядывает вниз на улицу. За его спиной видно семейство. Они сидят за столом, наверное, только что поужинали и пьют чай. О чем-то беседуют. Свет в их кухне почему то желтый и поэтому кажется теплым, в старухиной кухне — зеленый. Две квартиры — Старухи и эта —  разделены общей стеной, как два государства границей.
4. Молодой папа закончил играть с ребенком, теперь мама готовит младенца ко сну, она протирает его кремами, надевает памперсы, закутывает в одеяло и укладывает в ясли.
8. В другом конце дома окно мерцает синим светом. Как световая азбука морзе. передает какие-то сигналы. — там смотрят телевизор. наверняка какой-нибудь интересный фильм про жизнь.
Еще одно окно. 9. Тут живет другая молодая пара. Он пришел в 10, она уже накрыла на стол. Он поужинал. Они начали обниматься. Она куда-то ушла, вернулась голой, промелькнула в окне. Он встал тоже мелькнул потом, вышел из комнаты. Свет в окне погас.
10. На балконе третьего этажа курит мужчина. Зашел в комнату. Сел на кресло, снял трусы, начал мастурбировать. Через минут пять остановился, откинулся на спинку, еще через минут пять поднялся, надел трусы, вышел на балкон зажег сигарету. 




Три вечера подряд я дежурю с видеокамерой у окна. Кассета за кассетой. Через дорогу от нашей высотки — девятиэтажка. Когда мельком смотришь на желтые, красные, белые квадраты окон ночного дома — их свет кажется уютным. Ощущение теплое, но общее, стереотипное. Пока не всмотришься что же там, за этими витринами, на самом деле происходит…  


Шторы могли бы стать последним барьером отделяющим внешний мир от личной жизни, но в большой Москве их часто не задергивают или вообще не имеют на окнах, как, например, у меня. На этом начинается и сразу же заканчивается Privacy

Как я съел барана

— За вкусьным баращьком паэдим? — спросил меня Норик. Армянин с легко запоминающимся именем Норик — это хозяин дома, где мы снимаем комнату. 
— Ага, только я за камерой — нельзя было упустить такую охоту.
По дороге в деревню армянин Норик несколько раз останавливал машину. Экономно выключал зажигание и общался со встреченными по пути знакомыми армянами. Они издавали воинственные звуки: ггххрччч! армндбр! Но драться не собирались, просто обменивались свежими новостями, как потом рассказал Норик. 
Наконец, мы доехали до деревни. Там к нам подсел очередной друг Норика и мы свернули в степь. Отару мы искали не долго. Через минут десять по неизвестным мне признакам, петляя мы безошибочно в небольшой низине нашли стадо баранов. мои попутчики сразу с гордостью сообщили, что чабан необыкновенный. 
— Это настоящий армэнин, — сказал друг Норика, — знаэшь какие он пишэт красывые стихи! Это у него от деда, он был знаменитым абхазскым поэтом. 
Вот такая генеология.
Конечно такой гламурной фишки я не мог пропустить. Я тыкал видеокамерой в длинный нос поэта-чабана, умоляя прочеть пару строк из личного лирического. Когда тот устал отменя, я стал приставать к другу Норика, чтоб тот мне дал хороший лайф и рассказал как надо выбирать и потом ловить барана. В конце концов я понял, что всех достал, когда все трое, Норик, его друг и спокойный как танк чабан, начали убегать от меня, делая вид, что гоняются за бараном. 
Когда мы уже отъезжали от стада, со связанным в багажнике барашком, неожиданнро друг Норика пожалел лиричного чабана. Пожалел, что тот так дешево отдал нам барана. И к заранее обозначенной цене в 400 гривен, решил накинуть еще полтинник. На этом, собственно, его дружба с Нориком и закончилась. Норик взорвался. В принципе, звуки были теми же, что и во время дружеского обмена новостями: гррххчч, жжжнндддррббнн! Но по вводным словам "нахуй" и "впизду" — было понятно что друг Норика останется без денег, а мы — без "вкюсьный баращьек". Так и случилось. 
Горячие армяне шустро выскочили из машины, сообща выкинули барана-раздора из багажника,  почти синхронно вскинули в небо руки и сплюнули друг другу под ноги. Я понял, что стал свидетелем, зародившейся кровной мести. 
Все два часа поисков другого "вкусьного баращька" по деревням и украинским степям я еще несколько раз имел счастье прослушать рассказ о том как Норик поссорился с другом. И хотя из моей памяти эти яркие картины не успели еще выветриться, благодаря многократному повторению, я точно запомню эту историю до конца жизни. 
Уже когда солнце начало закатываться за холмы мы купили барана. Одноглазый крепыш обошелся нам всего в 300 гривен (умножаем на 6, получается 1800 рублей). Норик еще долго порывался вернуться к своему другу, выложить перед ним нашего "вкусьный баращек" и огорошить его ценой, но надо было торопиться домой. 
Как колят барана я видел несколько раз. но это всегда было по работе. В позапрошлом году я делал репортажи с каких-то мусульманских праздников. Но там все было так: пока оператор снимает (очень щадяще, без крови и крупняков, чтоб монтажеры и журналист не погибли от сердечного приступа во время монтажа), я одним глазком поглядываю на заклание, потом убегаю собирать информацию и договариваться о синхроне. Однако, никогда я не смотрел в глаза барану, когда ему перерезают горло. Когда я увидел хлещущую из его артерии густую кровь и как риживотное даже не жалобно, а как-то даже обыкновенно хрипит, как буд-то оно умирает не в первый раз, я всерьез задумался о вегитарианстве. Эти мысли прошли, когда, с туши была снята кожа, когда животное выпотрошили. Бывший баран имел вполне тривиальный вид —куска обычного мяса, как из магазина. 
Ели "вкусьного баращька" мы уже ночью. Норик отлично приготовил мясо. За столом собралась наша и его семья. Все вместе мы пили вкусное красное вино и долго разговаривали. Они рассказывали про Армению, как переехали в Феодосию 4 года назад, мы — про Сахалин, как там чертовски красиво.