Непальский пазл: мальчики и девочки

Мужчины проявляют дружеское отношение друг к другу продолжительными рукопожатиями. Они подолгу задерживают руки на плечах своих товарищей после объятий, перебирая и разминая, между делом, что под руку попадется.

9581764006_c919d02acf_o

9581783600_328e7c05ab_o

Контакты с женщинами ограничены или, по крайней мере, не на виду. Нежиться или, тем более, целоваться на людях, демонстрировать страсть не принято и даже аморально.

Как я был попрошайкой и не умер от этого

— Давайте! Вызывайте тогда полицию! – теряю терпение.

Я запарковался на мотостоянке в Бангалорском аэропорту. Посадил Светку Косикову на самолет в Москву (она присоединилась и через неделю снова отсоединилась от нашей цыганской компании). У нее долгая пересадка в Дели и я выгреб все деньги и отдал ей, на всякий случай. И только вернувшись к мотоциклу, понял, что мне нечем заплатить за стоянку.

Вот я дубина! Вообще ни копейки!

— Полиция тут лишняя! – охранник мотостоянки заговорил со мной как с капризным ребенком, – давайте немного ждать. А потом на стоянку приедет новый клиент. Мы пойдем к нему и познакомимся. И попросим немного денег. Сколько у Вас не хватает, у Вас есть с собой рупии?

298854_600

— Я не собираюсь попрашайничать! Что Вам стоит просто закрыть глаза, сделать вид, что Вы не увидели как я уехал? – предложил я.

— Я бы Вас выпустил со стоянки, но не могу. Я – профессиональный охранник. И дать денег я тоже не могу. Я уже покушал и у меня заканчивались все финансы. Я зарабатываю здесь немного, всего 6 000 рупий в месяц (прим: чуть больше 100 долларов) . Тысячу мне надо для автобуса, чтобы ехать сюда к работе каждый день. Две тысячи – чтобы жить в доме. Остатки – для моей семьи. Я сегодня покушал, и у меня истощился бюджет. Но Вы не переживайте! За стоянку Вашего мотоцикла надо платить всего 20 рупий. Я сейчас пойду и попрошу вон у того человека деньги. Он, видимо, хороший. Нельзя так на себя ругаться, люди всегда помогают. Надо спросить. А злиться и обзываться на себя – не хорошо, так никогда не надо делать!

Я не стал паразитировать на доброте рассудительного охранника. Он, конечно, не хотел, но пристыдил меня. Я сам пошел попрошайничать.

Неожиданно, оказалось, что клянчить 20 рупий на оплату своей стоянки “у вон того хорошего человека” легко. Я снял свои розовые очки, представился полным именем, сказал, что путешественник, рассказал в двух словах историю почему у меня нет денег и попросил взаймы. Долг предложил положить на телефон, но тот человек и правда оказался хорошим, посмеялся и дал мне эти несчастные (или в данном случае – наоборот, счастливые) 20 рупий. И пожелал удачи.

Я вернулся, и протянул охраннику деньги и билет. Компьютер проглотил мятую бумажку и выплюнул чек в руки служаки.

— Пусть полиция занимается совсем важными делами, – охранник по имени Банчадеш вставил в мои руки тетрадь и попросил написать мое имя, телефон и адрес электронной почты на память. Он впервые видел в своей жизни русского и очень обрадовался.

Мама! у меня всё хорошо! Вокруг меня – хорошие люди. Мы говорим на разных языках, но отлично понимаем друг друга. Они простые и открытые. У них счастливые глаза. Хотя, судя по всему, они не богаты, некоторые уже очень не молоды и у них сухие мозолистые руки. По нашим меркам они должны грустными и часто жаловаться на свою долю. Но они улыбаются, светятся и балуются перед камерой как дети.

130416-8795sc

130416-8893sc

Таксист из Чонбури

imag1468

imag1472

О! А я, говорит, повез клиента из Паттайи на Пхукет. Индус какой-то. Три дня проспал в машине, пока тот на мопеде колесил по курорту. А сейчас везу его в аэропорт, смотрю вы стоите с надписью “Патайя” на картонке. Я отвез своего индуса, и с пяти часов высматриваю вас по дороге. Вот вы где! Ну что, поехали, нам еще с вами 700 километров пилить до шести утра . Нет, я же говорю что бесплатно! 12 тысяч, говорит, сэкономите.

Нежные отношения.

image

По всей видимости он впервые садится за руль мопеда. Она не спешила вскорабкаться за его спину. И предложила ему сначала прокатиться по улице кружок. Потом так нежно пыталась пролезть рукой под его подбородком,чтоб там застегнуть защелку ремешка его шлема.

Sanuk-sabai.

Мне очень не нравится, когда люди приезжают в Азию, бегло ее осматривают и не вникают в суть вещей. Всё, что они потом увозят отсюда на флешкартах для своих фотоаппаратов — это снимки чумазых детей, несчастных бездомных, да буддийских монахов, собирающих подаяния по утрам. Как будто это и есть истинное лицо Азии.

 

 

Я сам убежден в этом и уверяю других, что эта бангкокская девочка, которую рано утром на тележке катит бабушка-торговка, гораздо более счастлива, чем те люди, которые будут смотреть в ее чистые глаза и приписывать ей беспросветную бедность и, не дай бог, какое-нибудь горе в жизни, которого у нее, вполне возможно нет и никогда не будет.

Просто тот способ жизни, который тут в Азии и в частности в Таиланде принят, отношение к миру и к своему месту в нем, очень сильно отличается от того, что мы привыкли называть верным и считать комфортным для себя и почему-то для других. Мы, как всегда забываем, что в чужой монастырь со своим уставом не суются. И спешим дать удобные нам ответы на непростые вопросы, например, почему юноши меняют пол и становятся катоями?

А еще хуже то, что мы пытаемся спасать тех, кто не собирается тонуть. Азия прожила тысячелетия и еще столько же проживет без нашего участия и тем более жалости к ней. Причем счастливо и с удовольствием от процесса, да так, что нам можно поучиться.

Всё, пошел учить тайские слова, чтоб интегрироваться и всё-всё понимать.

Проснулся.

Странный человек задал странный вопрос и началась странная беседа.

 

 

— Вы американец?
— Нет.
— (Пауза) Это восхитительно.
— Что Вы имеете в виду?
— Ну, то что я вижу. Это утро! Это мой первый день здесь! Вы чувствуете , что это просто крышеснос?
— Ммм. Я живу здесь.
— Я не мог себе представить, что такое бывает!
— Вы первый раз в Азии?
— Да.
— Тогда наслаждайтесь!

И всё. Не знаю как его зовут. Он забыл даже поздороваться и не попрощался. Я щелкнул его уже потом, исподтишка, когда он возвращался с пирса, где и подошел ко мне. Было около шести утра.

 

 

…А ведь как это прекрасно, крышесносно, когда вот с таким видом человек способен восхищаться обычным бетонным мостом через реку!

Портрет заметного человека. Про тату.

Вчера монастырь по соседству принял нового члена общины. Я снова стал свидетелем того, как провожают в монахи. Там увидел этого сурового человека.

На вопрос о том, почему за всю историю ни одна армия, ни одного соседнего государства не могла звоевать Сиам, иногда можно услышать легенду. В ней говорится, что воины наносили на свои тела магические татуировки. Сакральные рисунки на теле оберегали человека от врагов. Они отводили от своего хозяина меч, позднее пули, наделяли воина свойствами призрака и даже делали его невидимыми.

Как это часто бывает в Таиланде, мастерство не утрачено. Настоящие, магические татуировки делают и сегодня. Но не машинкой и не в тату салоне — это так, для туристов и ради денег, а в буддийских храмах.

Нанесение татуировки — это особенный ритуал, который совершают монахи. Ежегодно неподалеку от Бангкока в храме Ват Банг Пра (Wat Bang Phra) проходит невероятное действие с блеклым названием «Фестиваль татуировок». Но на самом деле зрелище не для слабонервных. Чтоб сделать знаменитую татуировку Сак Янт (Sak Yant) в храм приезжают со всей страны и даже из-за ее пределов. Три месяца назад привез оттуда мощный фоторепортаж. (Ссылка на запись в его блоге).

Тем временем, министр культуры Таиланда порекомендовал тату-салонам страны не делать иностранным туристам татуировки с изображениями, прямо или косвенно затрагивающими тематику буддизма. Поскольку «Для иностранцев это всего лишь модный аксессуар. Они не проявляют никакого уважения к религии и это недопустимо» Правда, до издания закона пока не дошло.