Cгусток правды о Катманду

Оказывается, карабкаться по отвесной скале, чтобы попасть в магазин не надо. Катманду хоть и столица горной страны, но расположена в огромной долине как на блюде. В Катманду всё ровно. В некоторых местах город выглядит, конечно, не очень презентабельно. Но это как везде в мире.

9278735156_a5664b21cf_o

Вот например, улица фриков в районе Басантапур, на которой мы остановились (Freak Street, Basantapur), совсем как игрушечная. Недавно ее замостили плиткой. Коряво, правда, по нашим соображениям, но по непальским – в самый раз. Судя по великолепно сохранившимся многовековым пагодам, что на площади Дурбар (Durbar square) за углом нашего дома, со строительством у непальцев всё в порядке.

9278705812_18e87e1ea7_o

Неварские пагоды стоят столетиями. Вот этим, на площади Дурбар (Durbar square) по полтысячи лет. Именно им мы и обязаны ощущению, что находишься в музее, когда поворачиваешь за угол с Фрик стрит (Freak Street).

9412565423_2c2e9e57ea_o

9415335144_d637cd1a41_o

Да и сами люди, которых приходится встречать, только подчеркивают это музейное ощущение. Это портер, скорее всего из касты Шерпов. Именно они занимаются переноской грузов и в Катманду, и между деревнями в Гималаях. Это они тянут на себе груз на вершину мира – Эверест.

9412168225_66aa1668b6_o

Где-то там, за облаками, прячутся Гималаи. Была бы хорошая погода, можно было бы их рассмотреть. Но летом в Непале сезон дождей и мы с Жушманом редко поднимаем голову вверх – накапает по кепку. Ещё месяц – полтора над долиной будут идти морось в перемешку с редкими ливнями. И лишь изредка будет проглядывать солнце.

9412170449_0f9d56cc4d_o

Непогодой в Катманду никого не испугаешь. Ни прохожих, ни местных мотоциклистов. Купола зонтов и дождевики различных фасонов расцвечивают яркими пятнами мегаполис в хмурую погоду.

9375602537_a3d1fd5f45_o

Да, мегаполис. Катманду, вместе со сросшимися с ним городами-соседями, “миллионник”. А если взять в расчет все города долины, то здесь больше 2-х с половиной миллионов жителей.

9275947163_1fafbbf3d3_o

Есть и свои коммуникационные проблемы. Типичные для Азии провода на улицах – уже не в счёт. Проблемы с канализацией и с водообеспечением – в некоторых частях города ощущаются особенно ярко.

Некоторые дома не имеют собственных колодцев и не подключены к централизованной системе водоснабжения Катманду. К этим зданиям в течении дня подъезжают цистерны с водой. Если машины протиснутся, конечно.

9378382006_c4308cd5d4_o

Для нас, “понаехваших”, узкие улочки это настоящая экзотика. Но для жителей Катманду – ежедневное препятствие и неудобство.

На чем еще можно ездить по тонким венам древнего города? Только на мотоцикле. Это самый распространенный способ перемещения. В иных частях Катманду мотоциклетная кровь сгущается в тромбы. И с помощью какой-то там матери, впрочем, имя которой никто в слух не произносит, благополучно рассасывается, спустя какое-то время.

9418799770_4d6449af79_o

Если к общему народонаселению долины прибавить всех проживающих здесь богов, божеств, духов и прочих бесплотных, то количество обитателей увеличится еще на 10 миллионов единиц. Им посвящены большие пагоды, маленькие дворовые храмы, домашние алтари и даже некоторые уличные камни.

9415274062_86a73fe81f_o

9275962963_5b2babde16_o

В таких внутренних двориках и закоулках Катманду творится самое интересное. Здесь течет уютная и неспешная жизнь. Здесь Катманду совсем не похож на столицу, а больше – на сонливую деревню.

9412503339_885eb8d95b_o

Впрочем, и любопытную тоже. Красота и изгибы деревенских улиц милионного Катманду магически притягательны. Жители то и дело торчат в окнах, и наблюдают проплывающую мимо жизнь.

9415338032_2d6731b225_o

Голь на выдумки хитра. Это выражение могло быть и непальским. По крайней мере, у местных в частности и азиатов в целом со смекалкой всё в порядке. Если неймется поиграть в пинг-понг, найдется способ.

9415274968_de0ed92d12_o

Так выглядит вечер на площади Дурбар (Durbar square). Благодаря пресловутому сезону дождей над городом случаются потрясающие закаты. Иногда небо снова проливается дождем. И продавцы всевозможной рухляди “под старину”, расчитанной на туристов, в спешке убегают по домам.

9417404138_8eda19e523_o

А туристы уже давно дома, в Тамеле (Thamel) – туристическом районе Катманду. Это от нашей Фрик стрит далековато. Минут тридцать ходьбы. Так что нас с Жушманом туда не заносит. Почти совсем.

9414937158_18c9d4c76c_o

Бомба

К съемкам пятой серии мы приступили с приглашенным режиссером {ИМЯ ЦЕНЗУРА}, с раскадровкой и фактурными актерами.

Коля в последний момент в титрах получил прозвище Фашист. Это из-за каски, которая далеко не бутафорская. Ее пронес всю дорогу обратно после победы дед Коли. Деде Коли готовил в немецкой каске суп и варил кашу. Теперь она стала частью образа Коли.

Второй, друг Фашиста, получил имя Панцырь. САНЧО-ПАНСО -> ПАНСО -> ПАНЦЫРЬ. В миру Молчаливый Володя более известен как «Володя Водолаз». Он приехал отдохнуть в Паттайю из родного Южно-Кокаинска, с не менее родной мне улицы Поповича.

2.

Из двенадцати блестящих банок энергетика Ред Бул получилась блестящая бомба, с проводочками — как надо. Бутафория, предметы — это лишь малая часть того что создает атмосферу и настроение. И чертподери, как много внимания требуют эти важные мелочи. Поразительно — чтоб кино полусилось целостным необходимо учитывать тысячи и миллионы нюансов!

3.

Кусок смоляной  материи метр на три стал паранжой. Оставалось только обернуться и заколоть невидимками особенно непослушные складки ткани.  Этим занималась {ЦЕНЗУРА}.  Она режиссировала и на треть снимала пятую и шестую серии. Но {ЦЕНЗУРА} сбежала из Мск тайно. В то время, как она здесь прохлаждалась, ее коллеги думали, что она чахнет и всю полупраздничную майскую неделю валяется дома в кровати .

4.

А теперь про дружбу народов. Владелица кафе в котором мы устроили офис на время съемок и бесцеремонно раскидав кофры вокруг нашего столика, оаказалась израильтянкой.

Мы работали напротив ее респектабельного, по местным меркам,  расчитанного на иностранных престарелых туристов кафе. Долго отыгрывали сцену с мужиками в паранже. Суетливо пробегали по кафе к своему столику, чтоб взять нужный гаджет.

Когда мы закончили и уже расплачивались, израильтянка угостила оставшуся группу приятным ликером. {ЦЕНЗУРА} предположила, что хозяйке понравилось, что мы в свеом кино покусились на некоторые арабские ценности. А я было подумал, что это из-за того что мы такие охуенные ребята

Лодки

Рыбаки паркуют свои лодки в устье небольшой реки неподалеку от Пхукет Тауна. Корябая мачтами днище автомобильного моста, шхуны протаскиваются на территорию острова и, в дали от моря, бросают якорь. Здесь волны не бушуют не плачут и не бьют о борт корабля.

Большой алаверды Бангкоку.

То, что иностранцы называют Бангкоком, на самом деле — Крунгтеп. Переводится как «город ангелов». И это только верхушка бесконечного имени. В английской транскрипции оно состоит из 20 слов и занесено в книгу рекордов Гиннеса, как самое длинное название.

Фокусы с названием намекают, что это непростой город. Бангкок — многоликий и существует в Читать далее

Пост с анимированной картинкой.

Первое предложение этого поста просто первое и совсем обычное, оно ничем не отличается от других высказываний во всей сегодняшней записи. Второе состоит из восьми слов и оканчивается точкой. Но пришла пора вставить тяжелую анимированную картинку, без которой пост — это не пост, и весь этот абзац закрывает фраза под номером три.

В этом почти нет необходимости, но я скажу, что на картинке сингапурский промышленный робот. В данном словосочетании напрочь отсутствует третья буква алфавита. Поэтому впереди каждого второго слова в этом витиеватом предложении вылезла буква «в». Но следующие несколько фраз полностью обошлись без нее. Как это ни странно, но иногда она просто и не нужна!

Я мог бы успешно, без малейшего дискомфорта для себя и читающих эту запись и дальше избегать её. Но как, мне кажется, сейчас это не тот случай. Стало слишком дискомфортно — пост неизбежно заполоняют местоимения. Если так продолжать, то скоро будет абсолютно не понятно о чем здесь идет речь. Кто эта загадочная «она», «ей» «неё»? Именно из-за этого, а заодно с окончанием поста придет конец и ее изгнанию. Я поместил ее на почетное место, после остальных букв.

Sanuk-sabai.

Мне очень не нравится, когда люди приезжают в Азию, бегло ее осматривают и не вникают в суть вещей. Всё, что они потом увозят отсюда на флешкартах для своих фотоаппаратов — это снимки чумазых детей, несчастных бездомных, да буддийских монахов, собирающих подаяния по утрам. Как будто это и есть истинное лицо Азии.

 

 

Я сам убежден в этом и уверяю других, что эта бангкокская девочка, которую рано утром на тележке катит бабушка-торговка, гораздо более счастлива, чем те люди, которые будут смотреть в ее чистые глаза и приписывать ей беспросветную бедность и, не дай бог, какое-нибудь горе в жизни, которого у нее, вполне возможно нет и никогда не будет.

Просто тот способ жизни, который тут в Азии и в частности в Таиланде принят, отношение к миру и к своему месту в нем, очень сильно отличается от того, что мы привыкли называть верным и считать комфортным для себя и почему-то для других. Мы, как всегда забываем, что в чужой монастырь со своим уставом не суются. И спешим дать удобные нам ответы на непростые вопросы, например, почему юноши меняют пол и становятся катоями?

А еще хуже то, что мы пытаемся спасать тех, кто не собирается тонуть. Азия прожила тысячелетия и еще столько же проживет без нашего участия и тем более жалости к ней. Причем счастливо и с удовольствием от процесса, да так, что нам можно поучиться.

Всё, пошел учить тайские слова, чтоб интегрироваться и всё-всё понимать.