Масонг Зу

— Меня зовут Су.
— Приятно познакомиться, Су!
— Нет, не Су, а Су!
— Понятно, Су. Я рад что…
— Стой! Ты произносишь “Су”, а мое имя звучит так: Су! Не Су, а Су! Понял? Просто Су!
— Су?
— Нет! Нет! Нет! Не Су! Иди за мной! Вот смотри, что написано на моем мопеде?
На выпуклой панели под сидением мопеда размашисто нацарапано “Зу!” Может быть гвоздем. Интересно, Зу сам нанес борозду? Или может быть это коготь огромного дракона прошелся по краске и росчерком высек в пластмассе две буквы “з” и “у”.

10081327633_2ac49a3eca_o

Мало того, что кун Зу таец и традиционно по-английски говорит неважно, так из-за того, что он шаман, его щеки, язык проколоты как будто по ним трактор проехал. У кун Зу с детства плохая дикция.

10081186294_250e91222c_o

Зу – шаман, а точнее масонг из Храма Бангнеу в китайском квартале Пхукет тауне. Но можно и так – шаман. Чего уж проще? Каждый год в него вселяется грозное божество по имени ХХХХ – с навороченным китайским названием. Для этого кун Зу входит в транс, а выходит из религиозного состояния, ничего не может вспомнить про эти ощущения.

Масонги – это самые главне герои вегетарианского фестиваля. Они очень уважаемы и очень почитаемы. Они всегда в центре внимания и им можно все, даже, даже, даже… залезть на алтарь храма! Ведь в них вселяются сами боги!

10081314353_cb53255384_o

Как хорошо видно на фотографиях, кун Зу веселый и общительный масонг! Но на картинках не разглдяеть, что это звание передается по наследству от отца к сыну, что в прошлом Зу был пилотом Тайских ВВС, что живет не богато и почти бедно и что все оставшиеся 355 дней в году, между десятидневными десятидневныит вегетарианскими фестивалями, он работает татуировщиком. Хотя, нет, об этом можно догадаться, глядя на картинки.

Фестивальная поножовщина и другие новости

wpid-imag1426-1

Ни одного нормального фото на телефон. Правда с видео проблемы куда серьезнее – полетел диск со всем отснятым путешествием и десятидневным праздником.

Вегетарианский вестиваль на Пхукете вошел в свой апогей. Сегодня была поножовщина – по ступеням со вставленными лезвиями забиралиь на высоченный мост.

Мы еще ближе познакомились с экспрессивным медимумом кун Зу. Алезанда даже успел в него влюбиться. И исполнил почетную роль ассистента во время того как кун Зу выполнял свой подвиг – карабкался вверх по острым ножам.

The bus driver who works at the Chalong pier.

Водитель заинтересовался камерой GoPro. Я дал ему повертеть коробочку и забыл выключить ее — снимал таймлапсы. Так что в данном случае было бы не верно сказать, что этот снимок сделал я. Это камера.

Это утро тоже доброе.

Ну что же. Все течет довольно бестолково! Вялые бездеятельные дни просыпаются сквозь пальцы. По утрам светит солнце. По небу ватные комки облаков. Ветер гоняет. Совесть шепотом трепещет. На работе олень. Собираемся быть 3-го на Фестивале СакЯт. От меня потребуется быть трезвым и собранным человеком — я собираюсь принять участие и с помощью друзей снять видео. Кажется, им это тоже интересно.

Я тискаю Gopro. Z hfpjxfhjdfy/ Dtlm z j;blfk ,jkmituj? yj d wtkjv… Ок. Нормальная камера. Едва понял управление, но когда понял, то стало очевидно — оно элементарное. Искал интересные точки в Пхукет Тауне, снимал контрольки и проперался. Понаделал кучу ненужных снимков как этот против солнца.

(М. «Против солнца», но в то же время и «вместе с солнцем»? Если вдуматься во все смыслы слов — то настанет конец и закончится начало, вероятно)

Washing hands

Я немного вышел из Больнички. Опять этот мир бьет все показатели, если смотреть на него обновленным взглядом. И я. И я еду на Penang. И приезжает Браза. И если где-то ноет горе — ничё не поделаешь, надо ехать на море. Если с другом вы в ссоре — снова на море.
И актриса Акиншина — красивая женщина. И Чебурашка в Central Festival.

Waiting.

Утренний рынок. На часах — около семи. Это будний день. Сюда приезжают перед работой. Девушка ждет свою подругу. Мне кажется, они работают где-то на стройке — у них на поясах висят специальные патронташи с тяжелыми инструментами.