Таджикистан. Базарный День. Часть 2. Бренды.

Посуда. Все что не пластмассовое — ручной работы или сделано в небольших мастерских на окраинах. Впрочем, может, и пластмасса тоже льется самопально где-то за углом — не знаю.

 

Вообще, загадочного здесь, на Зеленом Базаре, много. Вот кроссовки «Лужники» (первый снимок слева). Вероятно дань уважения мэру города, который дает возможность заработать многочисленным гастарбайтерам из Таджикистана.

На втором снимке — небольшое местечко, где вряд ли собираются любители элитных сигар. Если приглядеться, то под завитками на вывеске а-ля "Давидофф" прячется кафе-бар "Дуайнен". Кликающий-  разглядит. На последнем фото — еще одно слово, привезенное из кормящей Москвы – "Горбушка".  Здесь, в отличии от истории с кафе, все без обмана. Ассортимент стандартный: музыка, фильмы компьютерные игрушки.

Таджикистан. Базарный День. Часть 1

Где в Душанбе купить свежие овощи к обеду и кроссовки, платсмассовую посуду и ковер хэнд-мэйд, приданое для невесты и особый сундук, чтоб потом этим приданным его и набить? Уж точно не в супермаркете. А на "Зеленом Базаре" — так называется один из рынков в Душанбе. Именно там я разбазарил два часа своей жизни, для того, чтоб сделать эти снимки.

Помните, как раньше в магазин ходили с бряцающими бидончиками и тетя-продавщица поварешкой наливала сметану? У этой девушки самая вкусная на "Зеленом Базаре" сметана, а еще нежнейший творог.

 

А это спецпродавец и все его товары сплошь — спецпредложение. Потому что он продает специи.

 
 

 

Таджикские старцы.

Что можно сказать об отношении к старикам в Таджикистане?

Вот смотрите, их восьмидолларовых пенсий не хватает и на полнедели. 3 доллара в день – потребительская корзина. Дальше – голод. (Любопытно, что официального понятия "корзины" в стане не существует. Это цифру по собственной инициативе вывели международные организации, в 2006м.)

Конечно, старики подрабатывают. Чаще всего сторожами. Но это не было бы удивительным, если б не один нюанс. Точно такие скрюченные фигуры можно увидеть у дверей в магазины и в кафе. Деды молча сидят на стульях, они — лучшие секьюрити. И конечно же не потому, что 60-ти и 80-ти летние старцы очень сильные и крепкие. Вряд ли они смогут унять молодого и крепкого дебошира 

Но как то получается, что слово пожилого человека имеет значение для молодых и горячих. Иногда сгорбленную фигуру старика можно увидеть даже на входе в ночной клуб. Авторитет таджикских дедов имеет вес.

Что же можно сказать об уважении к возрасту в этой стране? 

Таджикистан гламурный.

Владелица одного из немногих модных бутиков в г.Душанбе. Сама шьет, сама продает, сама себя и рекламирует на билборде, тот что за спиной.

Большинству людей в Таджикистане слова «гламур» и «бутик» неизвестны. Они как сакральное знание, кторое доступно исключительно сверхбогатым таджикам. Это в основном звезды эстрады, да еще чиновники и бизнесмены. Как правило, два последних понятия неразделимы.

Во всем Душанбе есть всего три гламурных бутика. Они жмутся друг к другу, их двери рядом. И разместились магазины на главной улице города, ведущей к Президентскому Дворцу.

Таджикские актеры.

Некогда, по сути, главный союзный язык – русский, теперь отходит на второй план. И, хотя, на улицах Душанбе часть вывесок все еще на русском, на нем же можно спокойно общаться с коренным населением, тем не менее, на официальном уровне первый язык – таджикский. Это значит что телевизионные программы, выпуски новостей, и фильмы должны быть исключительно на главном языке страны.  

До развала Союза в Душанбе существовала киностудия «Таджикфильм». Ежегодно там снималось до 10 кинолент. Сегодня — ни одной. Только переозвучиваются старые картины. Как раз этим и заняты актеры одного из Душанбинского театра на этом снимке. Иногда постаревшим актерам приходится переозвучивать самих себя в молодости. Режиссер накладывает дребезжащие голоса 60-тилетних, на их же чистые голоса из прошлого. 
Благодаря сегодняшним поискам самоидентификации в Таджикистане, далеко небогатые актеры имеют возможность еще немного подзаработать на своих старых ролях.

Асланбек.

Продолжаю выкладывать таджикские фотографии. Сегодня история Асланбека.

Асланбек не случайно сидит рядом с одним из больших портретов Сталина, таких картин в семье несколько. Великий тиран – это его прапрадед, с гордостью говорит Асланбек Дзугаев. Фамилию Дзугаев (кстати, именно она приводится в качестве главного доказательства родства с Джугашвили) Асланбек получил от отца. 

 

В изложении Асланбека история семьи такова: когда Кобу уже стали звать Сталиным, тот решил избавиться от родственников, часть из них была вынуждена покинуть родину.
Так в далеком Душанбе и родился отец Асланбека. (Интересно, что тогда по иронии судьбы город уже три десятка лет носил имя Сталинабад. Только в 1961 его обратно переименовали в Душанбе) Мать Асланбека еще в детстве родители вывезли из центральной России. За всю свою жизнь она так и не смогла выучить таджикский язык и совсем не помнит родины. Но она и ее двое сыновей называют себя русскими. 
Из всей семьи только Асланбек может похвастать, тем, что был в России. В прошлом году ему и еще нескольким одаренным таджикским студентам, Министерство Образования подарило поездку в Москву. Асланбеку так понравилось в России, что теперь мать собирает вещи и готовиться переехать в Россию навсегда. «Там и заработки лучше и для Асланбека с его младшим братом куда больше возможностей» — говорит она. Асланбек добавляет, что нынешнему президенту Таджикистана – Рахмону не хватает воли и мощи Сталина, и стране еще долго придется выходить из затяжного кризиса.
Сейчас Асланбеку Дзугаеву 17. Он закончил школу экстерном. Сегодня он студент третьего курса Таджикско-российского института.